Москва: +7 495 925-52-95
пн-чт: 09.00-19.00, пт: 09.00-18.00
Линия консультаций:+7 495 223-06-80
Обзор судебных актов ВС РФ по экономическим спорам
06.06.2024

Обзор судебных актов ВС РФ по экономическим спорам

Установление Банком размера комиссионного вознаграждения за переводы денежных средств на счета физлиц в большем размере, чем за аналогичные переводы юрлицам и ИП, нарушает законное право клиента на свободное распоряжение денежными средствами (Определение ВС РФ от 05.03.2024 N 307-ЭС23-21546 по делу N А56-89525/2022)

 

Фабула дела:

Кредитный потребительский кооператив обратился в суд с иском к банку о взыскании удержанного комиссионного вознаграждения в размере 1 600 000 руб. за осуществление банковской операции. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что по условиям договора тарифы могут быть изменены банком в одностороннем порядке, перевод средств в данном случае не подпадает под исключение применительно к пунктам 1.5.1.1.3, 1.5.2.1.4 Сборника тарифов банка, кооператив не является небанковской кредитной организацией. В связи с чем суд пришел к выводу, что удержание комиссии осуществлено банком правомерно в соответствии с условиями договора, списание комиссионного вознаграждения со счета клиента соответствуют условиям договора и Сборнику тарифов банка. Суды апелляционной и кассационной инстанции оставили решение без изменения.

 

Позиция ВС РФ:

ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение. ВС РФ указал, что условие договора, предоставляющее банку право в одностороннем порядке вводить комиссионное вознаграждение по операциям и определять его размер (тариф), даже если оно включено в стандартную форму договора, разработанную банком, само по себе не может рассматриваться в качестве несправедливого договорного условия, которое хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные условия (п. 1 - 2 ст. 428 ГК РФ). Однако это не означает, что у судов отсутствует возможность контролировать соблюдение стороной, которая закрепила за собой право в одностороннем порядке изменять (устанавливать) условия договора, принципа добросовестности. Установленная банком комиссия за перевод денежных средств на счета физических лиц, в отличие от комиссий, применяемых к перечислению денежных средств в пользу юридических лиц, имеет очевидные признаки введенного в одностороннем порядке заградительного тарифа, препятствующего совершению законной банковской операции клиентом в ситуации, когда контрагентом клиента выступает физическое лицо. Клиент кредитной организации, столкнувшись с недобросовестным поведением, вправе требовать судебной защиты, в том числе оценки поведения банка с точки зрения соблюдения им пределов осуществления гражданских прав при установлении размера комиссии за перечисление денежных средств на счета физических лиц, существенно увеличенной по сравнению с комиссией, применяемой к перечислению денежных средств в пользу юридических лиц. Применительно к изложенным обстоятельствам, судам следовало дать оценку соблюдению банком требований разумности и добросовестности при установлении в одностороннем порядке примененного и оспариваемого кооперативом тарифа, экономическая обоснованность которого банком не раскрыта.

 

Комментарий эксперта:

Установление Банком комиссионного вознаграждения за перевод денежных средств на счета физлиц в повышенном размере, отличного от комиссионного вознаграждения, взимаемого за осуществление аналогичных операций в отношении юрлиц и ИП, имеет признаки введенного Банком в одностороннем порядке "заградительного тарифа", что в свою очередь приводит к нарушению законных прав клиентов на распоряжение своими денежными средствами, находящихся на счетах в Банке. Отметим, что ранее ВС РФ уже приходил к аналогичным выводам (Определение ВС РФ от 20.02.2024 N 308-ЭС23-22397 по делу N А32-24702/2022)